Украина: эмиграция надежды

Родителям нового Яна Кума вряд ли имеет смысл оставаться в нынешней Украине

Так уж случилось, что в эти дни одновременно приходят новости о новых десятках смертей на улицах Киева — и о Яне Куме, уроженце Украины, ставшем в свои 37 лет миллиардером: основанную им компанию WhatsApp покупает за $19 млрд Facebook.
У Кума, по оценке Forbes, 45% WhatsApp.

С учетом налогов и без учета акций Facebook, которые будут выделяться продавцам WhatsApp в течение четырех лет после закрытия сделки, состояние Кума оценивается в $6,8 млрд. С такой суммой он оказался бы на втором месте в списке богатейших украинцев, сразу после Рината Ахметова и перед Виктором Пинчуком. Но еще в 1992 году, в 16 лет, Кум с матерью и бабушкой переехал в Калифорнию, мел там полы в продуктовом магазине и учился на программиста по книжкам, которые покупал подержанными, а потом сдавал обратно в магазин.

000_Par77982281Поэтому он теперь богаче почти всех олигархов, сколотивших состояния на приватизации, госконтрактах, связях с президентами Украины. Но он не украинец. И родившийся в Киеве Макс Левчин, один из основателей PayPal, тоже не украинец теперь.

Сейчас не начало 1990-х, когда из стран только что развалившегося СССР бежали просто из-за бытовой неустроенности, неуверенности в будущем, нищеты и серой безнадеги. Так сделали семьи Кума и Левчина.

Но спросите любого молодого киевлянина — и он расскажет вам о своих знакомых программистах, ученых, художниках, покинувших родную страну.

Тим-лид команды, разрабатывавшей сайт Forbes.ua, когда я готовил его к запуску, живет теперь в Москве, как и украинец, известный только по псевдониму Bitfury, — разработчик одной из самых мощных машин для майнинга биткоинов. Другие — по всему миру, от Сан-Франциско до Гонконга и Лиссабона.

Читая о Куме, я вспоминал самую большую украинскую сделку Google — покупку стартапа Viewdle примерно за $40 млн в 2012 году. Теперь Google закрыла киевский офис этой компании, разрабатывавшей технологии поиска изображений. Два десятка программистов переехали из Киева в Америку. Некоторые из них перешли в Lenovo после продажи Motorola Mobility, другие работают над операционной системой Android.

По данным Всемирного банка, Украина — крупнейший из всех стран Восточной Европы и Средней Азии получатель денежных переводов из-за границы: за 2013 год сюда поступило $9,3 млрд. Это деньги, которые уехавшие украинцы переводят своим семьям. 4,8% украинского ВВП.

В сентябре прошлого года президент Виктор Янукович призывал молодых программистов не уезжать из Украины. «Сегодня довольно часто молодежь несколько отгораживается от своей страны, строит, так сказать, «карьеру на экспорт». Как пример могу привести сектор IT-технологий, – говорил он. – У Украины очень высокие показатели качества подготовки программистов. Но значительная часть подготовленных специалистов эмигрирует». Что же им делать на родине? «Проффессор» Янукович предлагал им… создавать национальную поисковую систему.

В годы его правления Украину покидали не только люди с «конвертируемыми» профессиями — от нянь, без которых не могут обойтись московские семьи, до высококлассных кодеров.

Ушли иностранные банки — Swedbank, Home Credit, SEB, Commerzbank, Erste, Societe Generale. Продается и крупнейшая «дочка» западного банка в стране — Райффайзен Банк Аваль, выбор покупателя уже в финальной стадии.
Ушли и продолжают уходить иностранные ритейлеры: Stockmann, Praktiker, OBI, Peacocks, польская компания, открывшая магазины Esprit и River Island, даже российские «Евросеть» и Finn Flare.

Я хорошо помню время до избрания Януковича президентом, после «оранжевой революции» 2004 года. Тогда в Украину рвались и эти, и другие иностранные компании и банки. Это и тогда была бедная страна с плохо развитой инфраструктурой, но в ней была жива надежда. Мои ровесники и люди помладше, коллеги из издательской и банковской индустрий, с которыми я общался в Киеве и Днепропетровске, никуда не хотели уезжать — им было интересно дома, потому что они пытались изменить страну, сделать ее, за неимением лучшего слова, более европейской.

За время правления Януковича остались те, кто не смог уехать, и еще две категории людей: пригревшиеся бандиты и особенно страстные патриоты, все еще надеявшиеся вытащить Украину из болота, в которое она все глубже погружалась.
Сейчас две последние группы людей воюют на баррикадах. Одни за статус-кво, другие — за свое право на иное будущее. Среди воюющих, вот этих людей в касках и с дубинками, есть банкиры, кодеры, владельцы небольших бизнесов. Есть мои знакомые и знакомые знакомых. Сейчас это люди ожесточенные и решительные: они не видят пути назад и все еще не желают покидать страну — пусть лучше Янукович из нее убирается.

Я их хорошо понимаю и болею за них. Они хотят как лучше.

Но по улицам уже течет кровь. Ждать скорого улучшения наивно. И следующий Ян Кум тоже, вероятнее всего, не будет украинцем по паспорту.

Задать вопрос?

×