Клеймо преступника

Его, оказывается, можно поставить на любого жителя России, беспечно использующего гаджет в повседневном быту.

Все, кто его имеет — от младших школьников до глубоких пенсионеров, — даже не подозревают, какая это страшная опасность, современное электронное устройство. Купив-продав его, законопослушный россиянин превращается в глазах закона в обычного уголовника.

В феврале прошлого года в материале «Прикол» или шпионское устройство?» мы рассказывали о беде, в которую попал ростовчанин Александр Т., решивший продать на известном сайте Avito.ru ненужные ему настольные электронные часы со встроенной видеокамерой.

Безопасная охота

Александр понятия не имел, что собирается продавать не просто часы, но специальное техническое средство, предназначенное для негласного получения информации — то самое СТС НПИ, сбыт или приобретение которого карается статьей 138.1 Уголовного кодекса РФ. Ведь по закону такое устройство, закамуфлированное под обычный бытовой предмет, может использоваться только сотрудниками спецслужб в рамках оперативно-разыскных мероприятий, поскольку является настоящей шпионской штучкой, которой у рядовых граждан быть не должно.

Не знал Александр и того, что сотрудники полиции, прекрасно знакомые с этой статьей, устроили на сайте Avito.ru настоящую охоту на тех, кто ни сном не духом не знает, что такое СТС НПИ, а легкомысленно покупает и продает гаджеты, имеющиеся повсеместно в свободной продаже.

Технологии «охоты», судя по всему, отработаны полицейскими до мелочей. Оперативник через сайт выходит на продавца под видом покупателя, торгуется, требует в комплекте к устройству флеш-карту, USB–шнур, без которых те же часы — простой будильник, а никакое не СТС НПИ… Потом назначается встреча в нейтральном месте — кафе, торговом центре. «Покупатель» требует объяснить и показать, как пользоваться встроенной камерой, например. И если продавец в состоянии сделать это, то полицейские получают доказательства того, что подозреваемый разбирается в «шпионском устройстве», а, значит, использовал гаджет отнюдь не как простые часы. И как только «покупатель»-оперативник и продавец-лопух совершают спровоцированную полицейскими сделку купли-продажи, «преступника» берут с поличным на месте,..

Согласитесь, не самый доблестный способ ловить преступников. Зато – законный, простой, без риска для жизни и здоровья, а главное – эффективный, помогающий добиться высоких показателей в борьбе за раскрываемость преступлений. Хотя со стороны весьма смахивает на обыкновенную симуляцию кипучей деятельности.

Попался на эту удочку и Александр, как, впрочем, попался бы и любой другой, кто давно и привычно пользуется современными устройствами, не подозревая о коварном законе, подстерегающем большинство россиян.

Видео-няня как угроза государству

Самое удивительное то, что закон не дает четкого определения, что такое СТС НПИ. Ясно лишь, что нормальное шпионское устройство не должно вызывать подозрения, а значит, должно выглядеть как что-то другое, используемое в быту.

Вот тут и скрыта ловушка для простаков. Ведь под это описание попадает множество современных гаджетов, свободно продающихся и в обычных, и в интернет– магазинах. Чего только в них не встретишь! Профессиональный диктофон может иметь форму брелока для ключей. Продаются ручки-фотосканеры, способные фиксировать во встроенной памяти выбранный документ или его фрагмент, а также производить аудиозапись высокого качества. Для горнолыжников и сноубордистов разработаны солнцезащитные очки со встроенной видеокамерой, позволяющей фиксировать весь маршрут. А сколько «приколов» придумано для детей – например, «настоящие шпионские часы», как пишут о них в рекламе, с возможностями скрытой фото-видеосъёмки и аудиозаписи. Подобные устройства часто помещаются внутри мягких игрушек. На этом же принципе построена и работа «видео-няни», устройства в виде цветка, позволяющего родителям спокойно оставлять малыша в его комнате, поскольку, как только ребенок забеспокоится или заплачет, раздастся сигнал, оповещающий родителей. Жизнь сегодня такова, что закамуфлированные камеры видеонаблюдения бывают весьма полезны, позволяя следить за недобросовестными нянями, детьми, играющими без взрослых во дворе, а еще – за домом или гаражом. В случае чего гаджет отправляет MMS-сообщение прямо на мобильный телефон хозяина, предупреждая о возможном ограблении.

Кстати, о телефонах. Современные мобильные, куда встроена видеокамера, вполне можно рассматривать как СТС НПИ. Ведь камера замаскирована под телефон! Так что подавляющее большинство населения нашей страны, включая законодателей, полицейских, прокуроров и судей, подпадают под действие ст.138. 1 УК РФ – клеймо уголовника легко поставить на любого, у кого в кармане — сотовый телефон.

Обвинительный уклон в действии

И попробуйте доказать в суде, что вы продаете или покупаете такое техническое устройство, не имея при этом никакого злого умысла, предусмотренного законом. Не смог доказать этого и Александр Т. Впрочем, его об этом (имел он умысел или нет) и не спрашивали ни в полиции, ни в суде. Хотя, если бы этот вопрос был задан и на него был получен ответ, разумеется, отрицательный, то суд был бы вынужден искать доказательства наличия умысла у Александра. Но не спросили, зная, что тем самым облегчают себе работу, автоматически обеспечивая подсудимому обвинительный приговор.

Видимо, такой цели — добыть доказательства, свидетельствующие о невиновности обвиняемого, — в Ленинском районном суде Ростова перед собой не ставили. Из трех десятков ходатайств, заявленных обвиняемым в ходе судебных разбирательств, двадцать приобщили к делу без рассмотрения. Судья объявил, что «все приобщенные ходатайства будут рассмотрены вместе с итоговым решением по делу», что звучит для любого юриста странно. В итоге все ходатайства, являвшиеся главной основой защиты, так и не были рассмотрены.

Александр Т. был признан виновным в уголовном преступлении и осужден. Высококлассный специалист, ценный сотрудник, семьянин и еще вчера законопослушный гражданин стал уголовником. Наказание — штраф 100 000 рублей в доход государства.

Он без успеха опротестовал приговор в апелляционной инстанции и уже не надеется на его отмену ни в президиуме Ростовского областного суда, ни в Верховном суде. Остается надежда на Европейский суд по правам человека.

Привет от ОГПУ

Эта странная статья УК РФ выглядит в современном законодательстве настоящим анахронизмом, этаким динозавром. Не отзвук ли это тех страшных лет, когда в годы репрессий людей арестовывали как врагов народа лишь за то, что они имели дома ламповые радиоприемники?

И как связать воедино техническую революцию, переживаемую в мире, и статью Уголовного кодекса, по сути запрещающую россиянам пользоваться гаджетами, в которых сегодня так много «приколов», замаскированных под обычные бытовые устройства? Быть может, стоит запретить их ввоз в страну и продажу?

Закон, ставящий под удар ни в чем не повинных людей, должен быть отменен. Или — изменен: законодатель должен дать четкое определение, что такое СТС НПИ. Сегодня же он носит человеконенавистнический характер, поскольку направлен против законопослушных граждан, на которых открыта откровенная охота правоохранителей, по сути фальсифицирующих уголовные дела в рамках закона.

Дети за родителей отвечают

Многие считают, что Александру повезло — закон предусматривает до четырех лет лишения свободы за незаконный оборот СТС НПИ, он же «отделался» штрафом. Сам он думает иначе: «Никто не знает, каких усилий стоило мне найти 100 000 тысяч и заплатить штраф. Раздобыть такую сумму для рядового гражданина очень трудно, иногда — невозможно. А мои дети? По сути, жизнь сломана не только у меня, но и у них. Ведь что такое клеймо преступника в нашей стране, — объяснять не надо…»

У Александра трое детей. Старший из них, астрофизик по образованию, по окончании вуза (что, по иронии судьбы, совпало с вынесением приговора отцу) был приглашен на работу в известный в стране ядерный центр. Парень, давно мечтавший об этой работе, отказался от приглашения — он хорошо знает, что в серьезных учреждениях «пробивают базу» и на родителей. Отец-уголовник — не лучшая рекомендация для молодого ученого.

Второй сын делает блестящую спортивную карьеру и входит в тридцатку сильнейших спортсменов России в своем виде спорта среди юношей. Не станет ли приговор отца шлагбаумом на пути талантливого
спортсмена?

Дочь, окончившая с красным дипломом ЮФУ, теперь и помыслить не может, что поступит на госслужбу, как планировала раньше…

Это — итог охоты на «шпионов». Что к этому добавить?

Следующая статья: /Почему мы уезжаем/

Задать вопрос?

×